Ночь в Лондоне - Страница 2
Ночь в Лондоне - Страница 2 PDF Печать E-mail
Добавил(а) Ольга Соловьева   
12.06.12 18:47
Оглавление
Ночь в Лондоне
Страница 2
Все страницы
Давай не будем выбирать улицы. Давай пойдем наугад и непременно заглянем в какой-нибудь паб, один из семи тысяч лондонских пабов. Или в два. Мы будем пить черный густой гиннес и легкий золотистый эль, рассматривая старые гравюры, или слоновьи ружья, или звериные чучела, или что там будет еще. А может быть, спустимся к старику Гордону. В 1364 году с ним случилась неплохая история: король Эдвард III разрешил этому почтенному горожанину заниматься виноделием и торговлей. С тех пор в подвальчике на Уиллирс Стрит всегда можно промочить горло. Уже 634 года под закопченным сводчатым потолком, до которого легко дотянуться, не вставая со стула, пьют и закусывают, и свечи по-прежнему оплывают в горлышках пузатых бутылок. Сиживали здесь Киплинг, Честертон, Вивьен Ли, сэр Лоренс Оливье. Нынешний хозяин бара, сэр Льюис Гордон, чье семейство уже двести лет поставляет в Лондон вина, не счел необходимым менять интерьер или порядки заведения. Что и говорить - англичане несколько консервативны.
Наверное, старик Гордон отлично знает свое дело, иначе с чего бы мы вдруг очутились в Ковент Гарден? Где-то здесь торговала фиалками Элиза и прогуливался профессор Хиггинс. А сейчас спят карусельные лошадки, пустуют клоунские помосты. Только зеленоватые газовые фонари горят неверным светом с еле слышным шипением, и последние посетители покидают притихшие ресторанчики. Мы тоже уходим.
Мы бредем к метро, к круглой лондонской "трубе", но почему-то оказываемся возле длинной колонны с терпеливым Нельсоном наверху. Трафальгарская площадь спит. Спит Уайтхолл - не слишком-то он сейчас белый со своими темными министерскими окнами и пустыми арками. Мы тут единственные прохожие - ты, я и сонный констебль у ворот Даунинг Стрит. Как странно видеть эти улицы безжизненными и безмолвными! Ночь, изгнанная из богемного Челси, из вечно молодящегося Блумсбери, с бессонной Оксфорд-стрит и Холборна, нашла пристанище здесь. Спят лошади в гвардейских конюшнях, спят пеликаны в Сент-Джеймсском парке, и ручные белки, и черные лебеди. Нет, пожалуйста, не будем поворачивать назад!
Мы пройдем мимо кружевной громады Вестминстерского аббатства с ярко освещенными оскаленными химерами и ослепшими в темноте витражами, где давно уже закончилась служба, но последний аккорд органа еще бьется о древние стены. Они стоят немыслимо долго: в седьмом веке здесь уже было аббатство, и последние девятьсот лет британские монархи коронуются перед его алтарем. Что и говорить - это довольно старый город.
В этом старом городе дома и улицы не меняются веками. Только Лондонский мост из детской песенки все падает и падает, и не помогут ему ни железо, ни камни - только старый солдат с глиняной трубкой - наверное, веселый бифитер в красном мундире.
Из темноты вырастает Парламент с его пинаклями, щипцами, фиалами, нервюрами и прочими архитектурными излишествами. Мы постоим немного у ворот, где Лев и Единорог стерегут ночную тишину, а когда повернем к реке, Биг Бен отсчитает наши шаги.
Гирлянды лампочек на набережных отражаются в черной воде. Мосты уже разведены. Хочешь, на случайном катере мы поплывем на Собачий остров, заберемся в небоскреб Канареечной верфи - и город послушно ляжет перед нами, следуя прихотливым изгибам Темзы? Или сядем в ночной автобус, чтобы вернуться туда, где ночь съедена яркими огнями, где до утра будет музыка, праздник и жизнь, а утром...
Но это будет уже утром.

 

Автор: Ольга Соловьева



Последнее обновление 27.10.12 09:03
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить