Карантин - Страница 2
Карантин - Страница 2 PDF Печать E-mail
Добавил(а) Сергей Мостовщиков   
29.03.10 17:35
Оглавление
Карантин
Страница 2
Все страницы

Все последующее можно оценить как внезапное искажение пространства. Предыдущая жизнь, привычки, представления о прекрасном, рост, вес, зрение и даже слова в одно мгновение потеряли для меня все свое первоначальное значение. Карантин оказался не изоляцией от общества по болезни, а курсами молодого бойца. Парко-хозяйственный день – не гулянием по парку с заходом в хозяйственный магазин, а мойкой унитазов, драянием полов и ремонтом техники в парке вооружений. Вечерняя прогулка – хождением с песнями по плацу. Смысл же существования человека на земле свелся к необходимости вставать в шесть часов утра, пеленать ноги вонючими портянками, на слово Мостовщиков вовремя отвечать Я! , на любой приказ – Есть! , после чего стараться ни в коем случае ничего не делать, чтобы не испортить, а найти лучше место, где можно поспать.
Поначалу служба в армии представлялась мне Господней карой за наплевательское отношение к схемам сложносочиненных предложений. Однако уже гораздо позже, когда был потерян счет дням, когда время потекло, как жидкое стекло, когда форма стала ближе и теплее матери, когда я научился есть майонез ложками и получать удовольствие от куска сливочного масла, когда мы съели бродячую собаку, застреленную из санитарных соображений старшим прапорщиком Луневым, когда я отдраил чугунной шваброй под названием машка десятки километров армейских коридоров, я вдруг с удивлением понял, что жизнь подарила мне один из лучших своих подарков. Напрасно говорят, что армия – священный долг перед Родиной, школа жизни. Оставьте эти соображения для наглядной агитации. Армия – уникальный аттракцион, позволяющий прожить вообще всю свою жизнь за очень короткий срок. Все характеры, какие вы можете себе вообразить, все ситуации, в которых вы можете оказаться, все горе и радость, какую вы можете испытать на просторах своей великой Родины, вся ее подлость, тупость и величие, все это падает вдруг к вашим ногам, обутым в кирзу и покрытым грибком. И вы идете по этой жизни, чеканя шаг и горланя бодрые песни. Клянусь, время от времени армия мне снится до сих пор. Я вижу покойного уже майора Короткова, ведущего нас на разборку кучи металлолома. Жопа к жопе, дерево к дереву ,– кричит майор Коротков, и это значит, что цветной металл – отдельно, черный – отдельно. Я вижу прапорщика с нечеловеческой фамилией Маслыган, армейского фельдшера, сверлившего мне зубы по методу немецких карательных отрядов. Я чувствую, как пот катится по моей спине, когда летом в зимних шинелях и шапках мы бежим кросс по плацу за то, что накануне отказались жрать на ужин комбинированную кашу Дружба . Я очень не люблю эти сны. Но я знаю: это Родина моя подает мне знаки взаимопонимания.
Много лет назад что-то странное произошло между нами в процессе военного карантина. Кажется, мы обменялись с ней чем-то интимным. Я отдал ей свои два года и несколько зубов. Я не предал ее, не испугался, не возненавидел, не сошел с ума. Она взамен не убила меня, не унизила, не прокляла. Мы расстались друзьями. Мы квиты теперь. Она иногда напоминает о себе, я – о себе. Неважно, нравимся ли мы друг другу. Важно не любить или ненавидеть Родину, важно иметь на это хоть какое-то право. Кажется, я честно заслужил его. Спасибо. Ура.

 

 



Последнее обновление 29.03.10 17:44
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить