Химкинское сидение PDF Печать E-mail
Добавил(а) Алексей Кулаков   
11.04.12 18:26

(честный рассказ без прикрас)

После недельного запоя мы с Ником решили положить безобразию конец, и я утренней электричкой уехал в Москву. А вечером купил в «Елисеевском» две бутылки «Свадебного» и на такси прикатил обратно в Химки. Это встало в копеечку, но в тот запальный период моей жизни было наплевать на деньги.

Дверь открыл сам Ник – он с полгода уже обитал здесь один, без своей благоверной, сбежавшей как-то в распрекрасный ноябрьский понедельник к его лучшему старому другу.
- Привет! – сказал я.
Мы прошли на кухню, где я выставил на стол вино.
- Ну, старик… - развел руками Ник и неопределенно посмотрел на меня.
- Знаешь, я решил, что нельзя обрывать так резко. Это может нанести организму непоправимый вред. Сегодня употребим эти…
- А завтра – еще одну. Правильно? – вопрошающе кивнул Ник.
- О! – выдохнул я, радостно согласившись.
Мы приканчивали вторую, когда позвонили Паша и Веник. Даже по телефону было ясно, что они изрядно навеселе.
Они кричали, чтобы мы бросали все и срочно шли к Паше в Лобаново – там море водки и вообще только нас и не хватает. В это можно было поверить: их восторженные голоса изрядно перебивала музыка – похоже, «Криденс» сотрясал всю улицу Мичурина и прилегающие окрестности.
В принципе, до этого мы были настроены, скорее, на добрую партию в шахматы, но… Вино уже разлилось по крови – черти, свистнув, подняли парус своей шаланды – и нас понесло.
Мы быстро оделись, допили «на посошок» остатки винца и вышли на улицу. Было около половины двенадцатого промозглой мартовской ночи. Видно, нас все-таки здорово развезло на старые дрожжи, потому что мы вытащили из грязной лужи две доски, брошенные для удобства пешеходов, и взяли их «на плечо». Это было сделано якобы для защиты от случайно подвернувшихся хулиганов (которые, впрочем, в то время в изобилии шастали по улицам пригорода). На самом деле так способнее было горланить солдатские песни.
Пели с душой. Промаршировали по Ленинскому и Чкалова, не жалея сапог и глоток (этот поход я вспомнил позже, в конце мая, когда в очередной раз ночуя у Ника, слышал, как Пашка и Веник и еще кто-то третий, тоже ночью, вопили на всю Фил-стрит «Разлука ты, разлука…»). Благодаря ли бравому настрою или отсутствию препятствий в виде милицейских патрулей, а также мелкобандитских групп, мы добрались до цели благополучно.
Встреча была более чем теплой. Доски составили в «пирамиду», сиречь прислонили к вешалке для верхней одежды.
Нас определили за стол. Присутствовали: Паша, Веник, Шепунов, и сколько-то девиц. Девицы, впрочем, потом все ушли, кроме одной – с ней позже, ближе к утру, лег спать Веник. Но к нашему приходу вечеринка была в полном разгаре. Море водки при ближайшем рассмотрении оказалось озером самогона, но и этого было вполне достаточно, Все курили в три трубы, горланили разом, стараясь перекричать магнитофон и друг друга, и потихоньку упивались.
Хотя, какое там «потихоньку»… Помню, было много тостов. Но помногу пили и без оных. Когда в очередной раз поднялись танцевать, Паша в экстазе снял свои носки и пошел с ними вприсядку, размахивая ими, как платочком, на манер плясок ансамбля Моисеева, но значительно виртуозней. Все аплодировали. Потом Веник торжественно водрузил носки на люстру.
Солнышко нашей гульбы поднялось в зенит, разудалое солнышко – в сигаретном дыму и тумане сивушного перегара…
Пили, плясали, курили, опять курили, плясали да пили и прочее. Вразнос!
Я держался в целом неплохо, только несколько раз плеснул в гарцевавших друзей и подруг водой из кувшина, причем попадал обычно не в тех, в кого метил. Мне казалось это забавным, но остальных этот аттракцион почему-то не устраивал. И кувшин у меня отобрали. Я уселся на диван, принюхался и сказал:
- Паша, пирогом пахнет. У тебя что, пирог в духовке? Давай тащи!
Веник, не прекращая скакать со своей дамой, тоже повертел носом и подтвердил:
- Что-то горит.
И девицы заверещали:
- Ой, правда, горит! Паша, Паша…
Паша с возгласами «б…дь! за…ли» помчался на кухню и загремел там сковородками и противнями, защелкал выключателями, не переставая отчаянно материться.
Вернулся он в съехавших набок очках и яростно заорал:
- Нет там никакого пирога!
На секунду замолчал и возопил еще громче:
- Б…дь! Диван прожгли!!!
Все кинулись искать, где прожгли диван, и только тут увидели, что дым стекает по стене.
На люстре тихо догорали пашкины носки.
Публика забилась в экстазе, трое от хохота рухнули мимо кресел, бешено завибрировали подвески в люстре, и даже посуда в серванте жалостно зазвенела.
Паша вышвырнул носки в форточку. Хохот не прекращался, он нарастал. С Веника слетела пашина сувенирная тюбетейка – прямо в салат. Я согнулся вчетверо, задыхаясь от смеха, девочки постанывали и стучали пятками, а кто-то закатился под стол.
Децибелы были такие, что вполне могли отклеиться обои.
Но обошлось.
Просмеявшись, еще выпили немного – стопки по четыре – и частью улеглись спать, частью разошлись. Я (???) полез третьим к Венику и его пассии, был выставлен из спальни, вернулся с уже знакомым мне ковшиком, целя в обидчиков, но опять не попал. Да и немудрено.
Утро было отмечено обычными для таких попоек событиями, как то: опохмеляясь, прикончили весь НЗ пашкиных родителей; я с полчаса стоял на четвереньках, повторяя на манер персонажа из к/ф «Горячий снег» одну фразу: «Мы все погибли здесь, выполняя приказ…»; Шепунов раз двадцать прогнал на полную громкость битловскую «Oh darling!» на старом проигрывателе «Кама 66» (у Паши была болгарская печатка Abbey road); в это время сам Паша обложил по телефону отца Шепунова, впрочем, не со зла, а перепутав его с кем-то из ЖЭКа, и так далее и тому подобное…
А еще на следующий день мы с Ником опять жутко болели с похмелья и потом некоторое время вели праведную жизнь – дня три или четыре.
А в целом период тотальной пьянки - он же «химкинское сидение» - продолжался без малого три месяца. В нем было много хорошего, но и паршивого тоже хватало.
За это время я потерял – и безвозвратно – любимую женщину, до сих пор тоскую по ней. И вот уже два года ни одна из приятельниц, как правило, случайных и по обыкновению временных не может заменить мне ее.

1984

 

Автор:  Алексей Кулаков

Последнее обновление 11.04.12 18:35
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить



2



    Каталог Ресурсов Интернет