Карантин PDF Печать E-mail
Добавил(а) Сергей Мостовщиков   
29.03.10 17:35
Оглавление
Карантин
Страница 2
Все страницы

Военная служба в России – занятие, мягко говоря, немодное. Многим особенно впечатлительным гражданам армия наша представляется непонятной придурковатой организацией, составленной из невежественных людей в бедной и некрасивой одежде.

Считается, что молодых людей забирают в армию, чтобы унизить их, заставить голодать, лишить воли, мозга, а затем убить. В обществе сформировалось стойкое ощущение, что военная служба – что-то наподобие страшной пыточной тюрьмы, которая грозит всякому человеку не за уголовный проступок, а просто за то, что вместо розеточки у него – вилочка, вместо кружочка – палочка. Явные неудачи армии в Чечне, солдаты, побирающиеся на улицах городов, и умственно отсталые генералы только усиливают это впечатление. Военных в России недолюбливают, их журят газетные публицисты.
Я, признаться, и сам за рюмкою спиртного напитка люблю поспорить о том, почему служение Родине, бывшее когда-то в России главным предназначением ее аристократии, стало таким отвратительно плебейским занятием. Тут уж, знаете, иногда доходит прямо и до крамолы, в том смысле, что какая там нынче аристократия – одни дети ленинградских коммуналок, одни последствия белых ночей. Но все эти рассуждения, поверьте, происходят от скуки и сомнений, из которых приготавливается русская водка. Сам-то я прекрасно понимаю, что такое советская армия и зачем она нужна человеку. Как и положено, я отдал ей свои два года и поэтому вполне имею право вместо нытья иной раз взять да и произнести главный девиз родимых вооруженных сил: кто в армии не служил, тот – говно.
Уход мой в армию весной 1984 года был, разумеется, обставлен как горе семьи. Умный, многообещающий мальчик, практически круглый отличник средней школы № 372, оказался кромешным идиотом, не сумевшим поступить по блату на дневное отделение факультета журналистики МГУ. Сын журналиста и учительницы русского языка составил такую схему сложноподчиненного предложения, что с ней ничего не смог поделать лично декан факультета Ясен Николаевич Засурский. Схема выходила такая, что ставила поперек моей зарождающейся жизни чудовищную нестираемую запятую: повестка из военкомата велела явиться на сборный пункт прямо на следующее утро после моего восемнадцатого дня рождения.
Утешением, конечно, служило то обстоятельство, что, благодаря стараниям отца, меня отправляли недалеко от Москвы – в город Наро-Фоминск, в батальон обеспечения учебного процесса Военной академии им. М.В.Фрунзе. Но это утешение было слабым. Обривание головы, изъятие общегражданского паспорта и выдача военного билета, ритуал прощания с родителями и необходимость подчиняться командам незнакомых равнодушных людей рождали во мне такой ужас, как будто бы меня хоронят заживо. Когда на автобусе меня привезли в батальон, дверь на тот свет казармы мне открыл печальный ангел. Это был дежурный по батальону, старший лейтенант Протопопов, военный с белыми кудрями и розовым лицом ребенка.
– На хер ты сюда приехал?– спросил меня ангел.
– Родине служить,– ответил я по возможности бодро.
– Езжай домой, ничего хорошего тут нет,– пошутил он так, как будто у меня была возможность выбора.



Последнее обновление 29.03.10 17:44
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить



2



    Каталог Ресурсов Интернет      Каталог сайтов Zabor.com    Яндекс цитирования    Рейтинг сайтов   Топ100- Литература